Главная / О частной школе / Большие мастера и ученые о частной школе «Унисон»
Fb Tw YouTube Instagram

Большие мастера и ученые о частной школе «Унисон»

 

Татьяна Александровна Валерич - искусствовед, режиссёр документального кино, преподаватель частной школы «Унисон»:

«В чём базис русской художественной традиции, культурной традиции, образовательной традиции? Надо задать этот вопрос, иметь право задать этот вопрос, пришло время задать вслух обществу этот вопрос. Пришло время людям, которые могут в силу мозговой своей деятельности отвечать на этот вопрос научно. Надо отвечать и учить. Давать людям возможность действовать в каких-то определённых рамках научных. Надо честно отнестись к себе, к своей Родине, к исторической России. Надо отдавать себе отчёт, что мы имеем тысячу лет, русскому человеку тысячу лет. Он за эту тысячу лет и доблестей, и подвигов, и славы снискал, и поражений, и над бездной висел сколько раз. А вырывался из этого, выбирался, выдирался. И Иго татарское перенёс, 1613-й год перенёс, 1812-й, двунадесяти языков Лев Николаевич Толстой… Боже мой! О чём я распинаюсь? Всё лежит в нашей классике! Открывайте, что угодно. Плотность этой мысли гения, любого русского гения, настолько, что в метро встанешь, ничего уже не видишь и свою остановку не слышишь и не знаешь. Только открыл. В общем, чтобы что-то изменилось, надо обретать, возвращаться к собственной идентичности, к собственной идентичности. Эта тема главнейшая. Все должны задать себе вопрос: на чём мы всегда держались? Чем дышала русская душа? Чем она жила? Ответ простой: листанул одно великое произведение, послушал другое великое произведение.

Есть такие дети, я думаю – вот мои глаза! Есть такие дети. Я их сразу так полюблю-полюблю и очень стесняюсь, держу себя в руках, чтобы не выразить никак это. Не педагогично. Есть очень чуткие к музыке дети. Для меня музыка – это такая ценность. Я ею живу, и дышу, и мыслю. И если я вижу человека, который также, конечно, он мне сразу духовный брат. Братец или сестрица. Я таких детей очень люблю. Ну а музыка - такой инструментарий, что мне кажется любого можно…

Покажи им Малера, Брукнера, покажи им Чайковского. Мы столько всего показали! Другие люди! А покажи им Тарковского… А покажи им Брессона. А Пушкина им процитируй. А Блока? Сейчас… впечатления... из Блока: «…И кто достойней, Боже, Боже, да узрят Царствие твоё!». И в классе такая тишина... и даже как-то так поникли дети. Что это? Царство? Узрят? Боже, Боже? А всего-то три строчки. Или урок заканчивается, три минуты, не успеваем. Подарите Бетховену три минуты? Дарят. Вы понимаете, что такое три минуты? Да вы бы не успели до тапок сейчас дойти, чтобы снять там тапки и обуть ботинки в раздевалке. А сейчас какой опыт в вас вошёл!

Ну, и если ребёнок перепутает Дебюсси с Равелем, но скажет, что он слушал Болеро, то всё равно это уже наша взаимная победа и общая победа. Но, конечно, великое счастье и удовольствие, душевное и головное, когда ты встречаешься с чутким ребёнком. Конечно, большая редкость душевное благородство. Но есть такие. Есть такие дети, душевным благородством отличающиеся, музыкальностью.

Если есть духовность, не возникает вопрос образования, потому что это само собой, это производное. Как я могу жить, будучи духовным, как я могу дышать, будучи душевным, если я не читаю, не изучаю, не плачу, слезами не обливаюсь. Вот она жизнь. Ну, то есть, если человек заведён на жизнь, то для него не будет возникать такого вопроса: что такое образование? Это само собой будет. Конечно люди, которые за это отвечают, должны быть заведены на эту жизнь, на духовность.

Россия должна быть тотально образованной. И каждый раз во всех тысячах школ, на каждом уроке, включая и математику, и всякие разные другие, надо начинать с одного: «Вы являетесь наследниками величайшего наследства!».




Александр Изотович Адамский. Научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика», кандидат педагогических наук6 доктор философии, научный консультант частной школы «Унисон».

«Мне кажется, что, прежде всего школу «Унисон» отличает очень трепетное отношение к каждому ребёнку. Это попытка всё-таки выявить в чём его отличие от других, а не схожесть. И выпестывание этой индивидуальности. Школа «Унисон» прикладывает все силы, чтобы действительно ребёнок реализовался именно в том направлении, где у него максимальная возможность самореализоваться. И это очень ценная вещь, про это все говорят и хотят учиться этому у «Унисона». А вторая вещь, это, конечно, уникальное погружение в культуру. В культуру города Санкт-Петербурга и в мировую культуру, сокровища которой там находятся, и в сам город. И мне кажется, что это самая лучшая педагогика - не рассказывать, а погружать ребёнка в эту окружающую среду, не говоря уже о тех замечательных, блестящих людях, которые там работают».




Леонид Павлович Мозговой - заслуженный артист России, преподаватель киношколы «Унисон». Лауреат премий «Ника», «Золотой овен», «Петрополь», «Листопад»:

«Я со школой «Унисон» давно сотрудничаю, выступал здесь, и меня приглашают на вручение аттестатов зрелости, я выступал со своими литературными программами, даже по моей рекомендации была организована встреча с Александром Николаевичем Сокуровым.

Конечно, частная школа может себе больше позволить в этом смысле, потому что индивидуальный подход. Не общий, а индивидуальный. Это очень важно. Потому что искусство хорошее и хорошее воспитание предаётся вот так вот, через рукопожатие, со взгляда во взгляд. Мой замечательный педагог в театральном институте, Борис Вульфович Зон, он говорил, что жизнь коротка, от нас до Пушкина четыре рукопожатия. Я, говорит, пожимал руку Станиславскому, Станиславский пожимал руку Щепкину, а Щепкин пожимал руку Пушкину. То есть не далеко это… полтора столетия - это мало. Но нужно передавать вот эту культуру через общение, через отношения, через любовь к детям, и в то же время требовательную любовь, чтоб это не было заискиванием перед ними, нет, их надо воспитывать. Какие-то строгие даже применять меры. Характеры у них очень сложные… Вот у меня младший внук очень подвижный, энергичный, часто бывает капризным. И вот мы буквально в воскресенье ходили на «Му-му» в малый драматический театр, и он вышел, обливаясь слезами. Это хорошо. Это уже путь к сердцу, путь к искусству.

Это всё зависит от семьи. Очень много зависит от семьи. Если родители и деды не прививают, само собой не воспитывается. Надо приучать читать. Обязательно должна быть библиотека. Я понимаю, что вытесняет интернет, в интернете можно всё найти, но, может быть, они и привыкнут, но с книжкой легче уйти от всего, углубиться в мысли и чувства великих писателей – это большое наслаждение. Я, в общем, этому и посвятил жизнь. Пропаганде русской литературы.

Ну вот ему повезло, он учился в одном из лучших учебных заведений, Пушкин-то, в своё время. И это много ему дало. Помогать развивать личность в каждом человеке, в каждом ребёнке, уважая и в то же время строго требуя с них, не придираясь, но требуя, чтобы они не ленились, читали, прививать им вкус, приучать к дисциплине, что очень важно, потому что вот в моём труде без самодисциплины невозможно. А школа «Унисон» мне очень в этом смысле близка по отношению. Очень люди расположенные, вот они недавно приходили ко мне на спектакль, и я был очень рад этому… что я могу не только разговаривать, но и что-то показать из своего репертуара. Я хочу пожелать и педагогам, и ученикам, и родителям, чтобы всё получалось, чтобы дети наши росли интеллигентными.

Надо постепенно в них вкладывать то, что выработало человечество, самое лучшее. Причём, лучше классическое, не только современное. Потому что классика потому и классика, она на все времена, как Пушкин.


Кто б ни был ты, о мой читатель,
Друг, недруг, я хочу с тобой
Расстаться нынче как приятель.
Прости. Чего бы ты за мной
Здесь ни искал в строфах небрежных,
Воспоминаний ли мятежных,
Отдохновенья ль от трудов,
Живых картин, иль острых слов,
Иль грамматических ошибок,
Дай бог, чтоб в этой книжке ты
Для развлеченья, для мечты,
Для сердца, для журнальных сшибок
Хотя крупицу мог найти.
За сим расстанемся, прости!

Вот он… Вот гений… льётся, понимаете? Речь льётся… Повезло нам, что у нас был Пушкин. Так что я хочу пожелать школе «Унисон» процветания, всегда, чем могу, готов помочь и… Да здравствуют наши дети»!




Олег Ермолаевич Лебедев - доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент РАО:

«Школу «Унисон» отличает то же, что и любую приличную частную школу, то есть ориентация на запросы детей, и проблемы ребёнка в школе «Унисон» рассматриваются как норма. В конце концов все дети имеют какие-то свои проблемы, иногда явные, иногда не очень явные, и надо считаться с этими проблемами и помочь детям и родителям их преодолевать. Школа на это ориентирована.

Вторая особенность школы «Унисон», на мой взгляд, заключается в том, что в школе рассматривается, как значимый компонент общего образования, включение детей в культурную жизнь города. И поэтому, дети из школы «Унисон», в их программу входят и знакомства с музейными экспозициями, и встреча со специалистами первого ряда, я бы сказал. Приобщение к аутентичным текстам культуры, что должно бы характеризовать всю современную школу, но что пока реализуется в деятельности лишь немногих школ.

Если говорить о пожеланиях, то наверное пожелание здесь будет одно – сохранять свою веру в детей, сохранять веру в эффективное сотрудничество с родителями и стремиться к тому, чтобы школьное образование для детей не было бы источником неприятностей, а давало бы им удовлетворение и давало бы веру в себя, в свои возможности. Вот что бы я мог пожелать школе».




Владимир Робертович и Лариса Алексеевна Миллеры - родители выпускников школы «Унисон», студентов НИУ Высшая школа экономики. Владимир Робертович – российский певец, солит капеллы Санкт- Петербурга, обладатель редкого певческого голоса – баса-профундо, заслуженный артист России, доцент Петербургской консерватории. Лариса Алексеевна – музыковед, главный хранитель отдела рукописи научной музыкальной библиотеки Петербургской консерватории:

Владимир Робертович:
«Частная школа, она всё поставила на свои места. Оказалось, что дети талантливые, что они всё могут, что вообще никаких проблем не существует. Даже в общении между ними и одноклассниками, учителями, между ними и нами пошли какие-то изменения после того, как они стали учиться в школе «Унисон». То есть они стали более открытыми, более общительными, более позитивно стали относиться к тому, что их окружает».

Лариса Алексеевна:
«Частная школа, мне кажется, за ними будущее. Так как в Европе есть массовые школы, есть частные школы для тех, кто может платить за детей, может как-то участвовать в их развитии. Так что я очень рада, что мы пришли сюда, окончили эту школу. Первое впечатление по сравнению с тем, по сравнению с обычной школой, были очень благоприятные. Вот Саша, это наш младший ребёнок. Когда он пришёл в первый день, он был изумлён совершенно. Это было потрясение, потому что отношение другое совсем, об этом можно было даже самого Сашу спросить. И мы ни разу не пожалели о том, что мы здесь учились. И вот пользуясь случаем, конечно, хотим только поблагодарить всех педагогов школы «Унисон» за внимание, за обучение, за те годы, проведённые с нашими детьми».

Владимир Робертович:
«Здесь в школе «Унисон» наши дети очень много получили, хотя не смотря на то, что они здесь были не с начала обучения, а лишь по несколько лет оба сына здесь провели, но вспоминать будут долго эту школу, потому что был очень яркий такой момент в их жизни. Мы даже не предполагали раннее, что обучение может быть вот таким. Что оно может быть интересным, что оно может быть, сказать по сути, индивидуальным, если ты чего-то не понимаешь, если что-то у тебя не получилось, тут же можно задать вопрос и с тобой персонально всё это разберут, повторят тебе ещё раз и всё становится ясно. Этой возможности нет в обычной школе. И вот это помогает очень. Поэтому и дети, я думаю, рады, что они здесь учились и родители тоже, слава Богу, счастливы, что нашли такое место, где дети могут раскрыться наиболее и свой потенциал выявить. Что можно пожелать школе? Чтобы, во-первых, она не знала недостатков в тех, кто хочет здесь учиться. Я думаю, что со временем всё больше и больше людей будет, желающих отдать своих детей сюда на обучение, потому что это действительно одна из самых лучших частных школ Петербурга. Мы хотим пожелать педагогам, чтобы и детишки их радовали, и происходило такое взаимоважное творческое общение между детьми и учителями. И всегда здесь возникает много интересных идей: сюда приглашаются творческие люди и учёные, и историки, артисты и музыканты – это тоже для детей важно, когда есть возможность живого общения с такими уже известными людьми. И мы здесь видели не раз детей талантливых в плане творческом, потому что здесь были и театрально одарённые детишки, и музыкальные, и танцующие. Всё это нужно развивать. Школа будет всегда успешной, сюда думаю, будут многие стремиться попасть».

Лариса Алексеевна:
«Вот у нас старший мальчик, Николай Миллер. Мы попали сюда в период переходного возраста, с определёнными проблемами. Немножко это было всё сложно. И сразу Коля попал на курсы в университет, юридические курсы. И это настолько повлияло, всё переменило, мы все стали в семье жить по конституции».

Владимир Робертович:
«Не только Коля, но и Саша то же самое. Когда родители имеют намерения перейти Невский проспект там, где нет светофора, пока нет машин… Саша просто меняется в лице весь. Он сказал маме такую фразу: «Ты знаешь, нарушая законы в малом, та нарушишь их и в большом. Пойдём к светофору, не позорь меня!»




Анатолий Михайлович Зимичев - доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН:

«Те, которые идут впереди, первопроходцы – у них самые большие сложности. Ну, для этого нужно, чтобы вот эти люди, учителя и руководство школы, они горели тем, чтобы что-то делать лучше, интересней. Не столько для бизнеса, сколько для своих воспитанников, учеников. Вот поэтому я с этой школой уже много лет дружу, практически с самого начала. Вот даже каждый сентябрь собираемся с родителями, с новыми учителями всегда я знакомлюсь тоже. Мы обсуждаем разные проблемы. Если вдруг кто-то из них начинает интересоваться каким-то вот новшеством, то мы начинаем это потихонечку внедрять.

Ещё в Римской империи до новой эры звучало: «Ученик не сосуд, который надо наполнять, а факел, который надо зажечь».

Я очень рад, что когда-то встретился с «Унисоном», с Ларисой Рудольфовной, Ларисой Викторовной. Они - мамы этой школы, и вот с этими двумя мамами я когда-то познакомился, и они очень-очень много тепла вкладывают в детей, в развитие, энергию, здоровья своего… Пожелать им здоровья, и не только им, а всем. Удачи, успехов. Удача тоже нужна. Но и чтобы этот корабль, «Унисон», он плыл дальше, и пусть у него будет семь футов под килем».




Анна Алексеевна Ганшина - кинодраматург, член союза кинематографистов России, преподаватель киношколы «Унисон»:

«Что в «Унисоне» чётко ощущается – это комфортная атмосфера, дружелюбная, чувствуется внимание к ребёнку. Более внимательное отношение, более близкая дистанция. И то, чем мы занимаемся, то есть даём знакомство с профессией, такое начальное профессионально образование, это страшно важно, потому что дает возможность почувствовать профессию до тех пор, пока ты ещё не сделал ничего непоправимого.

Это очень важно, потому что, конечно, профессионального, вот этого профнаправления, где человек может попробовать профессию поближе… Этого очень не хватает. То есть, вы это должны, конечно, частные школы вот эту функцию точно брать.

Ориентировать, давать возможность попробовать. Все же мы знаем, что есть образ профессии «light» со всеми «печеньками». И есть образ профессии strong, который и есть основной. Так что хотя бы его почувствовать, потому что мы прекрасно знаем про кино, что это очень… сам процесс довольно скучный. Он скучный. Он длинный, монотонный, и это надо уметь. А если у тебя темперамент эстрадный, тебе будет тяжело».




Игорь Витальевич Терехов - звукорежиссёр, член союза кинематографистов России, преподаватель киношколы «Унисон». Лауреат профессиональной премии «Медный всадник». Папа учеников школы «Унисон»:

«Школа «Унисон», которую я знаю уже больше 15 лет, как мне кажется, она находиться на очень правильном пути в работе с учениками и с родителями, которые приходят в школу. Она действительно подходит индивидуально к каждому ребёнку, знает его проблемы, и нет автоматического, механического требования знаний, требования дисциплины, а есть тонкий подход, доброжелательный и всегда обоснованный взгляд на каждого ученика. И это очень ценно. И возможность занятия дополнительно распределить и организовать с тем акцентом, какой сегодня некоторые ученики могли бы проявлять по своему интересу. Эта программа существует в школе, она действует путём того, что есть дополнительные занятия, посещение музеев, театров, достойных внимания. Поддерживают традиции классического искусства, в то же время опираясь на современный язык кинематографа. Процесс воспитания детей тоже всегда через это используется в школе «Унисон». Поэтому, как мне кажется, это перспектива образования частного, как ведётся в школе «Унисон», которая является и инновационной площадкой, мне кажется, что она будет иметь всё больше и больше расширения. Мне кажется, что это будет очень перспективно и важно, и нужная программа для образовательного процесса в частных школах. Это не конкуренция частной школы и не альтернатива общеобразовательной, это один процесс».